На протяжении четырех веков хранит Кашин тайну шведского принца Густава, умершего и похороненного на берегах Кашинки. Мы расскажем о трагической судьбе бедного изгнанника, могила которого не найдена до сих пор.

Его отец – король Швеции из династии Ваза Эрик XIV – в конце декабря 1567 года сочетался тайным браком с Карин Монсдоттер. Хотя бракосочетание произошло тайно от всех, оно считается действительным. Поэтому сын Густав, родившийся 28 января 1568 года, стал законным сыном короля и наследником престола. А 4 июля 1568 года уже в Стокгольме в Кафедральном соборе состоялось официальное бракосочетание Эрика XIV и Карин Монсдоттер. Это была необычная свадьба: Эрик XIV нес на руках «готового» наследника, рядом с матерью выступала дочь Сигрид.

Карин (или Катарину) Монсдоттер в народе прозвали финской золушкой: дочь тюремного охранника, бывшая трактирная служанка – единственная в истории коронованная представительница финского народа. Правда, она была королевой Швеции всего лишь 87 дней. В том же году ее муж Эрик был свергнут с престола своими братьями Юханом и Карлом, заключен под стражу и потерял все королевские права на Швецию. Из замка Стокгольма Эрика отправили в замок Або (Турку) в Финляндии, куда он прибыл 15 июля 1570 года вместе с семьей: женой Карин Монсдоттер и детьми – четырехлетней Сигрид, двухлетним Густавом и полугодовалым Хенриком.

Картина «Эрик XIV и Карин Монсдоттер» шведского художника Йохана Георга Отто фон Розена, написанная в 1871 году (Картина имеет и более длинное название – «Сумасшедший король Эрик XIV, принуждаемый к отречению от престола»)

С целью своего освобождения Эрик начал готовить тайный сговор с Иваном Грозным. После разоблачения этой попытки он был заключен в арестантскую комнату шестиугольной башни замка Вестерози. Карин Монсдоттер в апреле 1573 года вместе с детьми возвратилась в замок Турку.

Король Юхан поначалу не боялся своего малолетнего племянника. Когда в Швеции начало крепнуть недовольство в связи с возрастанием влияния римско-католической церкви, король отдал приказ утопить Густава, но злодейство не удалось. Тогда королю Юхану приходит в голову коварный план – воспитать принца как польского шляхтича и католика, чтобы он не претендовал на шведский престол. Когда маленькому принцу Густаву исполнилось семь лет, его отобрали у матери и отправили по решению Юхана в Польшу в иезуитский колледж.

Король Швеции Юхан III, дядя принца Густава.

Его воспитанием занялись иезуиты, он принял католицизм. Принц Густав поступил в иезуитскую коллегию в Браньеве, затем провел некоторое время в новоучрежденной Виленской академии. Густав жил в большой нужде, лишь изредка получая помощь от матери. Он получил «сведения редкие, в науках, особенно в химии, так что заслужил имя второго Феофраста Парацельса; знал языки, кроме шведского и славянского, италиянский, немецкий, французский».

По завершении учения он отправился к казакам в Запорожье, дабы там возмужать в боях с врагами Креста Христова – турками и татарами. В 1581 году Густав вернулся ко двору польского короля Стефана Батория повзрослевшим и возмужавшим человеком. Получив материальную помощь от королевы Анны Ягелонки, он едет в Италию, где в университете Падуи изучает медицину и математику с 1585 по 1588 годы. Затем отправляется в Богемию, в пражскую резиденцию императора Рудольфа II, где в то время работает Иоганн Кеплер.

Когда Сигизмунд III, двоюродный брат Густава, сын Юхана III, короновался в Кракове, 19-летний Густав в одежде нищего присутствовал на торжестве. Здесь он встретил свою сестру Сигрид, бывшую в свите Сигизмунда, получил от нее помощь деньгами и уехал в Германию.

Царь Иван Грозный пытался создать оборонительный щит на северо-западных границах Московского царства в виде вассального Ливонского королевства. Оно же должно было способствовать расширению торговых связей с Европой. Вассальным королем согласился быть принц Магнус, брат датского короля. Ливонская война 1577–1582 годов с Польшей и Швецией за прибалтийские земли окончилась поражением Руси, которая потеряла даже имевшиеся у нее выходы к Балтийскому морю.

Борис Годунов, став царем, вернулся к идее образования Ливонского королевства. На роль вассального короля Годунов присмотрел шведского принца в изгнании Густава, который приходился двоюродным братом польскому королю Сигизмунду III, а действующий глава шведского государства герцог Карл (будущий король Карл IX) был ему дядей.

В 1599 году Борис Годунов пригласил Густава в Москву. По пути в Московию Густав после 22-летней разлуки встретился в Ревеле с матерью. Карин Монсдоттер переживет своего сына, будет похоронена в кафедральном соборе Турку, главном лютеранском храме Финляндии, где покоятся выдающиеся деятели финского народа.

Вот как описывает Н. М. Карамзин встречу принца Густава в России: «На границе, в Новегороде, в Твери ждали Густава сановники царские с приветствиями и дарами; одели в золото и в бархат; ввезли в Москву на богатой колеснице; представили государю в самом пышном собрании двора. Поцеловав руку у Бориса и юного Феодора, Густав произнес речь (зная славянский язык); сел на золотом изголовье; обедал у царя за столом особенным, имея особенного крайнего и чашника. Ему дали огромный дом, чиновников и слуг, множество драгоценных сосудов и чаш из кладовых царских; наконец, удел калужский, три города с волостями, для дохода».

После ознакомления с планом создания Ливонского королевства Густаву показали войско, с которым он должен был его завоевать. Годунов хотел обратить Густава в православие, женить на своей дочери Ксении и тем самым иметь влияние на будущего ливонского короля. Но выросший вне королевских дворов Густав оказался неготовым к роли политика. Он отказался выполнить условия Годунова, нарушал принятые правила придворного поведения и публично критиковал порядки в Московском царстве. В результате Густав теряет расположение Годунова, у него отбирают Калугу и ссылают в Углич, пока еще в качестве главы города.

Когда прибыл Густав туда, Углич являл собой жалкое зрелище. В 1601 году город еще не оправился от годуновского разорения после гибели царевича Димитрия. Карамзин пишет о «полуопустелых развалинах», в которых должен был обитать опальный гость. Жизнь Густав вел скромную, занимаясь любимой химией и чтением книг. Вначале он был под надзором Борисовых бояр. Бояре-приставы первое время зорко следили за каждым его шагом, но потом перестали. Угличане с уважением отнеслись к опальному королевичу, пострадавшему от рук ненавистного им Годунова, и принц посещал больных, входил в открытые храмы, свободно беседовал с народом.

Княжеские палаты в Угличе, в которых жил принц Густав

После смерти Годунова московский правитель Лжедмитрий I под давлением Сигизмунда III приказывает перевезти Густава в Ярославль и содержать как пленника. В августе 1605 года в Россию приехал польский посол Александр Гонсевский. Он привез поздравления Лжедмитрию от Сигизмунда в связи с восшествием на престол и потребовал, чтобы «царь не держал Густава шведского как сына королевского, но посадил бы его в заключение, потому что Густав может быть соперником его, Сигизмунда, в притязаниях своих на шведский престол».

Когда во времена Смуты на трон взошел Василий Шуйский, принца переводят в Кашин.

Что представлял собой город в конце XVI – начале XVII века? В 1591 году Кашин с уездом был пожалован царем Федором Иоанновичем князю Ф. Мстиславскому за отражение нападения крымских татар. Это был крупный церковный центр, с того времени архиепископ Тверской стал именоваться и Кашинским. Из выписи с дозорных книг видно, что до Литовского разорения в Смутное время в Кашине и его слободках было до 50 церквей вместе с монастырскими. Главная святыня города – Воскресенский собор в начале XVI века был построен из местного кирпича, производство которого тогда процветало: глина была под ногами, песок – на Кашинке. Кирпич стали выделывать в Дмитровском монастыре: кирпичный завод стоял на монастырской земле и работал до середины XVIII века. Именно в этом монастыре Густав провел последний год своей жизни.

Дмитровский монастырь в Кашине, фото начала ХХ века

Дмитровский Солунский монастырь появился не позднее XV века в северо-восточной части города на правом берегу Кашинки. Он занял важное и выгодное место напротив древнего посада вблизи дороги на Бежецкий Верх. Это был один из крупнейших монастырей Кашина, просуществовавший до 1929 года.

Там Густав занимался своей любимой алхимией, обладая познаниями в медицине, лечил местных жителей. Принц умер 22 февраля 1607 года в возрасте 38 лет, и где он похоронен, до сих пор неизвестно. Последующие годы были самыми трагичными в истории Кашина. Смута, польско-литовское нашествие, голод, пожары, моровая язва. Могила шведского принца Густава оказалась утраченной, но память о нем осталась. Местные краеведы до сих пор занимаются поиском места захоронения, обращаясь к литературным источникам.

Мартин Бер в «Летописи Московской, с 1584 года по 1612» писал: «Густав умер в царствование Василия Шуйского, и пред кончиною жаловался на любовницу, которую называл виною всех своих действий. Немецкий пастор Леве, из Нейштата, похоронил его 22 февраля 1607 года, в Кашинском монастыре Димитрия Солунского».

В своей книге «Реляция», изданной в 1608 году в Стокгольме, посланник шведского короля Петр Петрей пишет: «Погребен в пустынной церкви в Кашине в 1607 году». В другом сочинении Петрея «История о великом княжестве Московском», изданном в 1615 и 1620 годах, читаем: «Был похоронен за городом в прекрасной, часто посещаемой для гуляния березовой роще, которую видел собственными глазами не только я, но и шведский полководец, граф Яков де ла Гарди (именно эту версию практически дословно повторит Н. М. Карамзин – прим. авт.) с некоторыми другими лицами, и можем это засвидетельствовать. Оттого-то и нельзя считать верным известие Мартина Бера, что Густав похоронен в монастыре Димитрия Солунского, потому что русские, по своему обычаю, никак не дозволят хоронить иноверцев, высокого или низкого звания, в их освященном месте, в церкви или в монастыре».

А вот выдержка из доклада И. Я. Кункина, основателя Кашинского краеведческого музея, «Догадки о месте нахождения могилы шведского принца Густава» на 76-м заседании Тверской ученой архивной комиссии 18 июня 1900 года: «Место могилы нужно искать на берегу реки Кашинки, против деревни Подберезье. Место это называется Кочешником, в старину здесь, предполагают, был березовый лес, почему и деревня, находящаяся против на берегу Кашинки, и называлась и теперь называется Подберезье». Не можем согласиться с этим утверждением, так как Густав умер в феврале – тащиться немногочисленной похоронной процессии по глубоким сугробам за город, в лес нам представляется совершенно нереально!

Нам думается, что на поиски последнего пристанища шведского принца надо отправляться в архивы. Архимандрит Дмитровского монастыря, где проживал Густав, обязан был докладывать правящему архиерею в Тверь обо всех событиях, происходящих во вверенной ему обители. Мог он и подробно описать кончину и место погребения шведского изгнанника.

Шведы тоже проявляли интерес к Кашину, где закончил свою земную жизнь их несчастливый королевич. 2 сентября 1956 года Кашин посетил временный поверенный в делах Швеции в СССР господин Леннарт Петри в качестве частного лица. Свой интерес он объяснил уточнением истории Швеции конца XVI – начала XVII веков. Шведы приезжали в Кашин и в 90-е годы прошлого века, пять лет назад Кашин и Углич посетила делегация шведского ригсдага. Надо сказать, что в Швеции бытует легенда, согласно которой принц унес с собой в могилу драгоценности шведской короны, которые передала ему мать при их последней встрече в 1599 году перед отъездом Густава в Россию.

Карин переживет сына на пять лет и будет похоронена в кафедральном соборе города Турку, который является главным лютеранским храмом и национальной святыней Финляндии и усыпальницей выдающихся деятелей финского народа. Младший брат Густава, Хенрик, умерший в младенчестве, тоже был похоронен в кафедральном соборе Турку с королевскими почестями. Почему же нашему герою уготована могила на чужбине в безвестной роще?..

Витраж в кафедральном соборе Турку, на котором изображена Карин Монсдоттер с детьми

Но тайна заключается не только в том, где был похоронен принц Густав. «В Кашине, в отличие от других городов Тверского княжества, в самостоятельное ремесло выделился оригинальный химический промысел – изготовление белил и сурика. Непонятно, каким ветром еще в XVII веке занесло в Кашин этот промысел», – читаем в брошюре кашинского краеведа В. Н. Кошелевского «Добрых рук мастерство». Мы предполагаем, что предприимчивых жителей Кашина научил этому ремеслу «второй Парацельс» – сведущий в химии шведский принц. В основе производства лежит простая химическая реакция – взаимодействие свинца с уксусной кислотой. Все производство белил размещалось в сарае с ямой и навесом. Техника приготовления белил была незатейливой. Брали свинец, отливали его небольшими листами, свертывали их в трубки и помещали в небольшие глиняные горшочки – ступки. Эти ступки заливали уксусом и помещали в яму под навесом. В течение определенного времени уксус разъедал свинец и превращал его в белила.

Жили ремесленники в Поганой слободе (сегодня это Чистопрудная и Курортная улицы). Поганой она называлась, видимо, потому, что от реакции свинца с уксусом все время стоял смрад и люди, которые занимались производством белил, болели и рано умирали: тогда не знали, какой вред приносит свинец человеческому организму. Свинцовые белила поступали в продажу или в виде порошка, или в виде пластинок неправильной формы, или в виде шариков, мелких конусов, так называемых «ступочек».

Герб Кашина

Это нашло отражение в гербе Кашина: в верхней части щита изображен герб Тверской, внизу – «в голубом поле три ступки белил, каковыми заводами сей город весьма славится». На первый взгляд может показаться, что расположение ступок (две сверху и одна снизу) и цветовая гамма кашинского герба повторяют элементы герба шведского. Рискнем предположить, что, учитывая высокий статус принца Густава, память о его пребывании и смерти в Кашине увековечили в гербе города, утвержденном в 1780 году вместе с другими гербами городов Тверского наместничества.

Малый герб Швеции

Кашинские краеведы продолжают исследования по этой теме, чтобы сделать город более привлекательным как для российских, так и для зарубежных туристов.


Наталья Никитина

Литература:

Карамзин Н. М. История государства Российского: В 4 кн. Кн. 4 (т. XXII). Ростов н/Д, 1994.

Бер М. Летопись московская, с 1584 года по 1612 // Сказания современников о Дмитрии Самозванце. Т. 2. СПб., 1859.

Петрей П. История о великом княжестве московском // О начале войн и смут в Московии. М., 1997.

Коваленко Г. М. Кандидат на престол. Из истории политических и культурных связей России и Швеции XI–XX веков. СПб., 1999.

Вельтман Е. Приключения королевича Густава Ириковича, жениха царевны Ксении Годуновой. М., 1992.

Кошелевский В. Н. Добрых рук мастерство. Кашин, 1997.

Кашинский край: вехи истории. С древнейших времен до конца 30-х годов ХХ века: Хрестоматия. М., 2013.