Синь-камень у д. Слободка

В двух километрах на юго-восток от деревни Слободка, что на речке Рудомошь (правый приток Медведицы), в богатом зверем и грибом дремучем лесу, практически на самом краю огромного Битюковского болота, позабытый всеми стоит этот древний жертвенник — почти цилиндрический синеватого оттенка каменный «стол» возвышается из заполненного водой углубления. Диаметр «стола» — около 2,5 метров, высота над поверхностью – около 80 см.

Ещё в 30-е годы XX в. Синь-камень пользовался славой исцеляющего от разных хворей. Бабы вели сюда хворых ребятишек, ставили на камень и обливали водой из заболоченного ныне озерца, располагавшегося чуть восточнее. Монахини из неподалёку находившегося монастыря служили у камня молебны и купались в купалке – небольшом пруду, имевшем 8 заходов и сохранившемся до наших дней. Вновь найден кашинский Синь-камень был благодаря указанию финского лингвиста Арьи Алквист, рассматривавшей такие камни в качестве своеобразного «мерянского маркера». Неустанными поисками в течении трёх суток занимались тверские краеведы В. Е. Виноградов и наш проводник, В. Карасёв.



Между тем, сама А. Алкнист отмечает:

«Учитывая распространенность Синих камней, неправдоподобно считать явление только мерянским, не говоря о том, чтобы интерпретировать их как мерянский индикатор — пусть даже русского происхождения. Используя Синий камень как показатель принадлежности к мери, мы должны были бы очертить безумно широкие границы расселения мерян или предположить невозможно громадную миграцию племени. Эта идея не может быть поддержана из-за отличной сохраненности субстратной топонимии самих мерянских территорий, что говорит о том, что народ, в большинстве своем, должен был оставаться на своих местах. Ареал Синих камней намного шире бывшей мерянской территории, и это показывает, что явление должно считаться не только мерянским, а уходящим корнями еще древнее. Скорее всего, Синие камни следует считать домерянским культурным явлением, которое, безусловно, чрезвычайно активно поддерживалось и мерянами»

“Казак-камень” в русле р. Кашинка в г. Кашин



Ноздреватый, покрытый бороздами и рытвинами тёмный валун со светлыми вкраплениями (1,8×0,8×1,6 м) лежит на небольшом островке в русле неторопливой и извилистой Кашинки, пробившей самый настоящий каньон среди высоких крутых берегов. В дождливую пору, как сейчас, этот островок целиком затоплен. Откуда камень получил название в землях, где казаки являются экзотикой? Как ни странно, но одна “лингво-фрическая” версия, объясняющая название таких камней (КАЗак от слова уКАЗующий), здесь вполне уместна. Дело в том, что в прежние времена камень, вероятно, лежал не в русле, а на высоком берегу Кашинки, как раз на перемычке кашинского “сердца” (см. карту ), т.е. при древнем входе в защищённый со всех сторон рекой город. Камень как бы указывал вход в город…

Чёрный и Белый камни

В северо-восточной части кашинского «сердца» на крутом берегу Кашинки друг напротив друга относительно русла пересохшего ручья расположились две церкви – Ильинская и Рождества на Горе .



Кажется совершенно неслучайным местонахождение двух внушительных валунов на берегу у воды под каждой из церквей: валун чёрного цвета до полутора метров в самой широкой части врос в берег под церковью Ильи, валун (до 1,2 м в длину) более светлых тонов дремлет на берегу под церковью Рождества. На втором, “белом” камне, выбит контур прямоугольника со сторонами приблизительно 0,45 и 0,5 м. Однако фактов, позволяющих утверждать некогда культовое назначение этих двух камней, кроме случайного соседства с церквями, нет. Тем не менее, по крайней мере один из них, с выбитым прямоугольником, безусловно нуждается в более пристальном внимании.