Группа «OLD BOY» из села Городня Конаковского района не раз с большим успехом выступала на рок-фестивалях в Кашине. В этом году ей исполняется пять лет. О том, как развивалась рок-группа, созданная молодыми людьми в Тверской области, мы беседуем с лидером «OLD BOY» Андреем Арсеньевым.

– Тебе придется вспомнить историю вашей группы... Как она создавалась?

– Хорошо бы завести того, кто будет все про нас записывать, как летопись. Я играю с восьмого класса школы. Начало группы в том составе, в котором она существует сейчас, было положено после того, как распалась группа «Форс-мажор», где я играл, и я стал тесно общаться с моим соседом по дому и другом, а теперь и бас-гитаристом «OLD BOY» Игорем Харламовым. В старой группе я играл на бас-гитаре, но когда мы стали играть с Игорем вдвоем, я понял, что два басиста – это слишком))) Я приобрел гитару и начал учится играть на ней. Когда мы уже более-менее сыгрались, встал вопрос: а где взять барабанщика? Исходя из того, что их в городе не так много, а мы живем в селе Городне в 30 км от Твери – здесь найти барабанщика хорошего уровня еще тяжелее. Тогда мы купили аппарат – проигрыватель мини-дисков, записали на него партии ударных для наших песен и стали под машину накатывать программу. И вот когда мы научились играть вместе с машиной, случилось чудо: наш хороший друг из поселка Редкино Лева познакомил нас с профессиональным барабанщиком Тарасом Жуковым, который учился в музыкальном училище, в армии служил в оркестре. Тарас все схватывал на лету, и ему понравилось то, что мы играли. Это и была первая репетиция группы «OLD BOY», хотя название пришло не сразу.

– В каком стиле вы играете?

– Это хард-рок в классическом его понимании, мы, скажем так, группа «олдскульная»: все приемы, ходы, гитарные рифы у нас в духе старой хард-роковой школы.

– Кто в вашей группе пишет песни?

– Мы много песен взяли из тех, которые я написал еще в группе «Форс-мажор», а с «OLD BOY» мы сделали более интересные и современные аранжировки на все старые песни. Все тексты и мелодии пишу я, а затем все вместе мы делаем на них аранжировки, там уже процесс общегрупповой))) Стараемся, чтобы конечный результат понравился всем участникам группы.

– Где и когда проводился ваш первый концерт и какие у вас остались впечатления от него?

– Первый наш концерт был в Завидово на ежегодном местном сейшне музыкантов, который проводится уже почти 15 лет, в первую субботу июня 2011 года. Впечатления у меня остались такие: неудовлетворенность собой, своей группой и своей игрой((( Просто к тому времени нам казалось, что мы уже умеем неплохо играть и держаться на сцене, но, как выяснилось, силы свои мы скорее переоценили. В общем, выходить на сцену было еще рановато, надо было еще очень много работать, чтобы достичь того уровня, который мы имеем сейчас.

– Расскажите о городах, где вы выступали, и как вас там принимали?

– Города я могу перечислить все: Тверь, Завидово, Клин, Солнечногорск, Конаково, Городня, Москва, ну и конечно, Кашин!))) Принимают, я бы сказал, в разное время по-разному. Не знаю, от чего это зависит, но бывает, в одном и том же городе в одном и том же клубе у тебя может быть шквал аплодисментов, а в другой раз там же твое выступление проходит незамеченным. Думаю, в таких случаях в этом есть, конечно, и вина группы, но все же чаще это бывает от плохого качества звука, а людям, которые тебя слушают, по большому счету все равно, что ты крутой музыкант, что у тебя неплохие песни: при плохом звуке у зрителей складывается впечатление, что это так плохо играют музыканты((( И все твои старания идут насмарку((( Или некоторые люди как будто приходят на конкретную группу и то, что делают другие музыканты, им просто не интересно, к сожалению. По поводу приема в конкретных городах – нас очень тепло принимали, а у вас в Кашине оба раза принимали отлично!!!

– Какое место в вашей жизни занимает участие в группе?

– Я не могу отвечать за всех ребят, это надо спрашивать у каждого индивидуально. Точно могу сказать о себе: хотя музыка мне не приносит денег, а даже скорее мы больше тратим на запись в студии, на дорогие инструменты, на струны, на поездки на концерты (все мы это делаем за свой счет), все равно музыка для меня – это больше чем хобби. Музыка – это моя жизнь, это то, что делает меня уверенным в себе, в том, что я чего-то стою. Это то, что я могу оставить после себя, что спасает меня от рутины, от серых одинаковых будней. Музыка может заменить мне путешествия, это огромный мир, в котором нет границ, и, находясь с гитарой в руках на своем диване в своей комнате, я могу посредством музыки переносится в любую точку земного шара, музыка – это моя свобода. Самое страшное для меня – это не оказаться запертым в четырех стенах, а оказаться запертым в этих стенах без гитары – вот тогда это точно будет мой ад. Даже когда смотрю телевизор, я играю на неподключенной гитаре, никому не мешая, мне такого звука хватает. Я постоянно что-то наигрываю, гаммы, рифы, иногда в такие вечера и рождаются новые мелодии. В общем, об этом можно рассказывать бесконечно, скажу просто: без музыки я не смогу жить!

– Есть ли такой человек, до уровня которого вам хотелось бы подняться, в плане мастерства игры на инструменте?

– Что касается меня, у меня много гитарных кумиров. Это и Пол Гилберт, и Джо Сатриани, и Ричи Коцен, и, конечно, обожаемый мной Джимми Хендрикс, Стиви Рей Вон, да их сотни, на кого хотелось бы быть похожим и достичь их уровня. А предел мечтаний... Думаю, я бы успокоился, если бы мог играть, как Пол Гилберт. Хотя реально понимаю, что я очень много потерял времени, и мне трудно будет его догнать, занимаясь гитарой в промежутках между основной моей работой, но я стараюсь. Какие-то его рифы и ходы я уже выучил, хотя, конечно же, это капля в море)))) Процесс учебы игре на гитаре бесконечен, всегда найдется кто-то лучше, и сильнее, и интереснее тебя. Но в этом и смысл: все гитаристы (а к ним я отношу и себя) по-своему интересны и своеобразны, нет какой-то вершины мастерства, где ты скажешь: ну вот, всё, я самый крутой и мне некуда расти. Такого не бывает.

Беседовал Андрей Вертигельм

На фото (слева направо): Игорь Харламов, Андрей Арсеньев, Тарас Жуков.

Фото из архива группы «OLD BOY»